Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 28.02.2021, 07:40
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

На стороне какого государства вы предпочли бы сражаться во Второй мировой войне?
Всего ответов: 1392

Закладки

Галереи

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

PR-CY.Rank

Посетители

Flag Counter

Поиск

Мы Вконтакте

Календарь

«  Декабрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Облако Тегов

Архив записей

Наши партнеры

Энциклопедия Великой Отечественной войны

ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой войны

Друзья сайта

Организации
  • Институт инновационной деятельности в образовании РАО
  • Центр дополнительного образования для детей (Детский автогородок)
  • Консалтинговое агентство "Дива"
  • Институт профессионального развития персонала
  • Электронные СМИ
  • Электронный научно-практический журнал «Инноватика в образовании»
  • Научный журнал «Вторая мировая война»
  • Научный журнал «Вопросы профессионального развития персонала»
  • Новостной портал «Arik»
  • Генеалогия
  • Международный дворянский клуб "Szlachta"
  • Международный союз дворянских собраний
  • История
  • Энциклопедия Второй мировой войны
  • Энциклопедия Третьего Рейха
  • Советский Союз во Второй мировой войне
  • Энциклопедия США
  • СAllies - Западные союзники
  • Энциклопедия Польши (Второй Польской Республики)
  • Биографии выдающихся исторических личностей
  • Величайшие войны в истории человечества
  • Военная техника и оружие Второй мировой войны
  • Развлечения
  • Виртуальная Речь Посполитая
  • E3R.RU Сериалы онлайн
  • Подручный бездарной Луизы
  • АНИМЕ КАРТИНКИ И ОБОИ
  • Доски объявлений
  • Доска объявлений
  • Персональные странички
  • Сайт Красильникова А.А.
  • Сайт Киселёва А.Г.
  • Баннеры

    Анализ сайта Счетчик тИЦ и PR
    Главная » 2012 » Декабрь » 22 » МИРОВАЯ ВОЙНА И ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО
    16:28
    МИРОВАЯ ВОЙНА И ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО
    МИРОВАЯ ВОЙНА И ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО

    Японский общий план военных действий еще до 20 октября 1941 года не был представлен и был чем угодно, но только не планом достижения статуса мировой державы. Составленные спешно, в условиях недостатка времени, стратегические планы содержали оборонительные меры. Но теперь американскому политическому и экономическому давлению собирались противопоставить наступательные операции. Японские военные с помощью неожиданных ударов намеревались решающим образом ослабить вражеский военно-морской флот, ликвидировать военные базы США, Великобритании и Нидерландов, а территории оккупировать в качестве определенной гарантии.

    Пространство, которое должно было быть захвачено и внешние границы которого не были точно обозначены, предполагалось защищать от любых попыток обратного захвата «белыми» колониальными державами. Именно с позиции силы определенные круги намеревались вынудить США в мирном договоре признать «жизненное пространство Великой Японии». При этом они исключали возможность американского контрнаступления.

    Под влиянием немецкой пропаганды Англия считалась в Токио давно разгромленной, а ее империя - стоящей на грани развала. Поэтому стратегические договоренности с Германией представлялись излишними. Одновременное открытие боевых действий на разных, расположенных далеко друг от друга фронтах – от тихоокеанского острова Гуам до Британской Малайи – и опьяняющие первоначальные успехи продемонстрировали такое японское превосходство, которое не зависело от посторонней помощи. Спустя несколько недель был достигнут первый этап военного плана – захват американских владений и оттеснение британцев. На втором этапе должна была пасть главная британская крепость – Сингапур и захвачены Голландская Ост-Индия и Британская Бирма.

    Полностью занятое стабилизацией Восточного фронта на подступах к Москве, немецкое руководство с большим удовлетворением восприняло победные звуки фанфар с Дальнего Востока. В Берлине с пониманием относились к японским пожеланиям, даже когда они противоречили интересам совместного ведения войны. Ибо, несмотря на первый тяжелый ответный удар по немецким войскам, Гитлер по-прежнему не желал участия японцев в войне с Россией, хотя его министр иностранных дел настаивал на этом.

    Да и перед немецкой армией, для которой Япония находилась за пределами ее континентального видения, пока еще не стоял вопрос о стратегическом сотрудничестве с далекой восточноазиатской империей. Лишь немецкий военно-морской флот снова выдвинул свои старые идеи в связи с планом «Барбаросса», а именно наступление на британские позиции в Суэце и на Ближнем Востоке. Флот сделал это в целях разработки совместной стратегии, но к нему не прислушались, поскольку он был наиболее слабым и потому менее влиятельным видом вооруженных сил. Колеблясь между официальным восхищением и скрытой завистью к японским успехам, Берлин не очень-то активно выражал желание достигнуть эффективных военных договоренностей.

    Фактическому военному положению и идеологическим и военно-политическим концепциям, направленным на создание «Великой Германии» в Европе и «великой восточноазиатской сферы процветания» в Восточной Азии, соответствовало стремление японцев четко разделить на основе договора сферы господства. Уже неделю спустя после успешного удара по Пёрл-Харбору генерал Осима, снова вернувшийся в качестве посла в Берлин, предложил проект более тесного военного сотрудничества, который, однако, в действительности сводился к разобщению.

    В соответствии с японскими представлениями 70-й градус восточной долготы (примерно район Карачи в устье Инда) должен был разграничить зоны действий, которые назывались зонами влияния. Такой «раздел мира», к которому стремилась японская сторона, был отвергнут германским министерством иностранных дел и военно-морским флотом, чтобы не оставлять Индию японцам и с самого начала не исключать возможность военных морских операций в тамошних водах. Но под влиянием войны на Востоке Гитлера устраивало такое четкое разграничение, поэтому выдвинутые возражения были проигнорированы и соответствующий договор подписан в Берлине 18 января 1942 года.

    Установленная линия раздела оказалась вскоре непреодолимым препятствием для совместных действий, скажем, с целью освобождения Индии или для стратегических договоренностей о действиях на море. Даже пересечение границы вспомогательными крейсерами требовало длительных предварительных переговоров. Япония, Германия и Италия выступили, чтобы дать миру «новый порядок», их пропаганда раздула эту претензию на весь мир. Они закрепили ее и в секретной договоренности между собой. Но у «стремящихся вперед молодых народов» не было, во-первых, согласия и, во-вторых, потенциала, необходимого для преобразования старого мирового порядка.

    Большие шансы создать военную коалицию выявились в первой половине 1942 года. Они заключались в совместном ведении боевых действий против Советского Союза или в морских операциях по окружению британских и американских укрепленных пунктов на Ближнем Востоке и в Индии. Эти две операции перенапрягли бы обе стороны, но одна из них при концентрации совместного потенциала в первые полгода военного альянса имела бы хорошие шансы на успех. Взгляды руководящих органов этих стран на такую перестановку акцентов, однако, разошлись, в результате чего в Германии пришлось с помощью «решений фюрера» сглаживать возникшие противоречия.

    Из-за отсутствия сильного диктатора в Японии такие разногласия выразились в половинчатости стратегии и в бессодержательных компромиссах. В противоположность своим противникам, альянсу между капиталистическими государствами Запада и восточной коммунистической державой, который возник во время войны, фашистские государства были неспособны к внутреннему компромиссу и к внешней коалиции. «Право более сильного», на котором основывались национал-социалистическая, итальянская фашистская идеологии, а также и миссионерское мировоззрение расы Ямато («кокутай»), во всех трех странах выразилось в индивидуалистической ведомственной политике и во внешнеполитической линии «священного эгоизма». Неспособность к внутреннему компромиссу и к коалиции на рациональной основе стала прямо-таки характерной чертой трех союзных фашистских государств.

    Наиболее резкие различия выявились по вопросу о совместной позиции в отношении Советского Союза. В Берлине министр иностранных дел Риббентроп неустанно и настоятельно предлагал японским дипломатам и военным немедленно вступить в войну. Однако министр иностранных дел и его министерство были одиноки в своем подходе к этому вопросу, вполне понятном, если учесть положение на фронтах. Гитлер не хотел участия «желтых» в германской судьбоносной борьбе на Востоке и поэтому предостерегал японцев от раздробления их сил.

    Ничто не характеризует незаинтересованность Гитлера в сотрудничестве с Японией лучше, чем тот факт, что после начала войны Японией фюрер хотя и принял дважды японского посла, чтобы поздравить его, однако затем не встречался с ним более года. Только 21 января 1943 года, когда катастрофа в Сталинграде близилась к своему концу, Гитлер пригласил к себе японского представителя, последовательного сторонника широкого союза, чтобы наконец-то призвать Японию к участию в войне против Советского Союза. Ответ Токио заставил себя ждать до марта, но его и без того можно было предвидеть заранее.

    Учитывая различные точки зрения в немецком руководстве – позиция Гитлера безоговорочно разделялась главным командованием вермахта и поддерживалась, исходя из альтернативных стратегических планов, также и военно-морским флотом, – Токио не испытывал особой нужды в нападении на советские дальневосточные области.

    Последовательно осуществляя свою стратегию движения на Юг, императорский военно-морской флот рассматривал в качестве своего главного противника обе англосаксонские морские державы и считал военный союз против России несовместимым с приоритетной целью Японии в этой войне – вытеснение западных держав из Восточной Азии. Так как германская война на уничтожение, которая велась в России, не позволяла использовать немецкий потенциал в войне против англосаксов, японский военно-морской флот с момента начала войны настаивал на ее окончании.

    Для вооруженной современной техникой армии восстановление регулярной взаимной транспортировки грузов, в том числе техники, в «рейх» и, главное, из «рейха», больше развитого в промышленном и военном отношениях, имело жизненно важное значение для усиления позиций Японии в затяжной войне на море против американских соединений, также хорошо оснащенных военной техникой.

    После поражения в сражении у Мидуэя (3-8 июля 1942 г.) началось американское контрнаступление и, следовательно, продолжение войны. Японская концепция морского «блицкрига» после семи месяцев победоносного наступления рухнула, так что большое значение приобрели глобальные политические решения, необходимые для отражения американского наступления. Поэтому японский военно-морской флот выступил инициатором в деле заключения германо-советского сепаратного мира, причем с осени 1942 года он получил поддержку и армии. В силу этого все японское руководство возвело эту идею на уровень генеральной линии своей внешней политики на все оставшиеся три года войны. В многочисленных официальных и неофициальных демаршах в Берлине и Москве японцы пытались усадить своих контрагентов за стол переговоров, снова восстановить евроазиатский блок и в борьбе континентов добиться хотя бы военно-политического пакта с англосаксами.

    Японские усилия нигде не находили отклика и только укрепляли коалицию между США и Советским Союзом вместо того, чтобы взорвать ее, так как московское правительство всегда тотчас же информировало западные державы о японских попытках навести мосты. Что касается немецкой стороны, то Гитлер доктринерски придерживался идеи решающей расовой борьбы на Востоке и вообще не позволял втягивать себя в дискуссию о мире с Советским Союзом. Даже советская готовность к переговорам и соответствующий зондаж в Стокгольме были заблокированы по указанию диктатора, в то время как Риббентроп, а в конце войны также Геббельс и Гиммлер в окончании войны на Востоке видели единственный шанс спасти «рейх» и национал-социализм. Таким образом, от Советского Союза зависело поражение Германии и Японии. Дифференцированные и мировоззренчески обоснованные стратегические курсы трех союзных фашистских держав по отношению к СССР были решающими факторами краха германо-японского союза.

    И, напротив, второстепенное значение имело то упущение, что не была установлена связь через Индийский океан. Десять дней спустя после начала войны на Тихом океане, на которую с завистью смотрел германский военно-морской флот, японские морские офицеры высокого ранга встретились с германским главнокомандующим адмиралом Рёдером, чтобы впервые начать совместное планирование. И в Токио высшие морские офицеры тоже высказались за такую морскую стратегию, которая привела бы к обеспечению связи между двумя державами в Индийском океане.

    Разработки соответствующих планов и инструкций были сделаны как в Берлине, так и в Токио. Когда в феврале 1942 года после капитуляции британской морской крепости Сингапур (15 февраля) стало очевидно, что Японии и на втором этапе ее продвижения вперед удалась бы оккупация Бирмы и Голландской Индии, в Токио встал вопрос о новых направлениях экспансии. У штабных офицеров флота были в основном три варианта: прорыв в Индийский океан, в Австралию или в направлении американского острова Мидуэй. Так как немецкое руководство не пожелало оказать поддержку наступлению африканского корпуса Роммеля на Суэц, вариант, обещавший наибольший успех, был рассмотрен только поверхностно.

    В начале апреля большое соединение японских кораблей вошло в Индийский океан. Появление тяжелых японских кораблей у Коломбо (Цейлон) и бомбардировка города (5 апреля 1942 г.) вызвали паническую реакцию у западных держав. Британский восточный флот оставил этот морской регион и бежал от превосходящих сил японцев в восточноафриканские гавани, чтобы спастись от гибели. Индийский океан и даже украшение английской короны – Индия – были открыты для нападения участников пакта трех держав.

    Но японское соединение повернуло обратно, так как корабли были нужны для разрозненных атак на Австралию и Мидуэй. Когда наконец спустя два месяца после падения Тобрука (20 июня 1942 г.) все же началось немецкое наступление на Суэц, японский флот после понесенных им поражений у Новой Гвинеи и Мидуэя был уже не в состоянии осуществлять крупные операции. Попытки совместного ведения войны на море рухнули прежде всего из-за упрямства Гитлера и абсолютного приоритета войны на суше в России. Легкомыслие и отсутствие стратегических планов в Японии привели к раздроблению сил и, наконец, к серьезным поражениям императорского флота. Это и было причиной того, что не удалось установить связь между Сингапуром и Суэцем.

    Раздел военных зон и зон влияния в Индийском океане по 70-му градусу представлял собой еще одно, причем более важное политическое препятствие на пути германо-японского сближения. Германский военно-морской флот и министерство иностранных дел ревниво следили за тем, чтобы японский флот не нарушил магическую демаркационную линию. Намечавшаяся японцами высадка на Мадагаскар, относившийся к отведенной Германии сфере, была пресечена уже на стадии планирования настойчивыми возражениями со стороны Германии. И в вопросе о будущем положении Индии соглашение о разделе сфер влияния тоже оказалось препятствием для сотрудничества.

    Несмотря на передачу Индии в зону влияния Японии, немецкая внешняя и военная политика заявляла о серьезных интересах Германии на этом субконтиненте. В руках у немцев находился наиболее известный индийский политик, лидер радикального крыла индийского движения за независимость Субхас Чандра Бозе, с помощью которого можно было создать индийскую организацию в изгнании и индийские военные соединения. Предложенное немецкой стороной заявление о свободе для Индии натолкнулось на недоверчивое отношение Японии. И наоборот, когда немного позже японцы захотели сопроводить успешный прорыв своего флота в Индийский океан политическим заявлением о будущей свободе для Индии, немецкая сторона посчитала такую акцию преждевременной и отвергла ее.

    В конечном итоге в августе 1942 года, после того как Индийский национальный конгресс призвал англичан покинуть страну, начались тяжелейшие внутренние беспорядки за всю индийскую колониальную историю. Но теперь японцы были уже не в состоянии разжечь восстание демонстративными военными акциями. И Германия, чьи войска в это время находились все еще севернее Кавказа, тоже не смогла оказать влияние на внутреннюю обстановку в Индии. Возможное выпадение Индии из британского имперского союза с помощью целенаправленных действий участников пакта трех держав не состоялось из-за эгоистических интересов союзников.

    Подобный же пугающий результат непомерного эгоизма и высокомерия, обусловленных мнимой мощью и недоверием друг к другу, имел место и в экономических отношениях трех союзных фашистских стран. Еще до того, как из-за войны в России был прерван транссибирский торговый путь, японская сторона упорно отказывалась поставлять немецкому партнеру в требуемых количествах такие важные для военной промышленности виды сырья, как каучук, хинин и вольфрам.

    Японцам было трудно согласиться и на преимущественное положение немецких фирм в зонах японского господства, на чем настаивали немцы после потери выгодных сделок с Китаем. Приобретенные экономические ценности должны были использоваться на благо только японской промышленности, а не поделены с развитой «белой» нацией. С другой стороны, хозяева немецкой экономики отказывались предоставить японцам бесплатно свои технические достижения.

    Переговоры о торговом договоре продолжались почти два года. Подписанное (20 января 1943 г.) соглашение имело лишь пропагандистское значение, так как транспортировка грузов через океан была почти парализована. Благодаря более позднему (2 марта 1944 г.) договору и привлечению ведущих инженеров из гибнущего «третьего рейха» Япония в конце войны обеспечила себе лишь техническое «ноу-хау», которое хотя уже и не могло быть использовано в военной промышленности, но помогло обеспечить высокий уровень индустриального возрождения Японии после войны.

    Уже через год раздельной борьбы Германия и Япония одинаково оказались в положении отступающей стороны. Еще через год японское руководство сделало политические выводы из краха военного альянса и объявило восточноазиатский театр военных действий полностью независимым от европейского. Одинаковой оказалась раздельная гибель обеих авторитарных систем, идентичной для руководства в Берлине и Токио была их неспособность своевременно закончить становившуюся все более безнадежной войну, и поэтому общими оказались невыносимые страдания гражданского населения и огромные потери.

    Германия и Япония как борцы за «новый мировой порядок» – избавление Запада от коммунистической угрозы и освобождение колониальных народов из-под ига «белого человека» – потерпели в 1945 года неудачу. Италия, считавшаяся ненадежным третьим союзником, уже в 1943 году выскользнула из шатавшегося фашистского сообщества. Только на авторитарной основе, на базе мировоззрения, рассматривавшего войну, разрушение и порабощение как самоцель, успешное, рациональное сотрудничество было невозможно – к счастью для собственного населения этих стран и их тогдашних противников.

    Проведение каждым из этих государств беззастенчивой, эгоистичной, своевольной политики с позиции силы оказалось недостаточно для совместного ведения войны. Германия и Япония за время длившегося неполных пять лет военного союза идентично действовали только один раз: когда оба агрессивных государства должны были в 1945 году капитулировать перед превосходящей силой противников, объединившихся наконец и против Японии. Но итоги этой начатой Германией и Японией мировой войны были для обеих стран не только отрицательными. На обломках рухнувшего старого порядка – в Японии полуфеодальной императорской системы, а в Германии шовинистически деформированного прусского тоталитарного государства – для обеих стран появились шансы найти новую общественную и политическую форму государственного строя. Интеграция в западный мир, которую обеим запоздавшим нациям не удалось осуществить собственными силами, была произведена насильно в результате их полного военного поражения и моральной дискредитации их политических систем. Уже период войны для Японии и Германии оказался эпохой вынужденного общественно-политического поворота, началом возникновения новой – введенной, правда, только после окончания войны – социальной структуры. Военная экономика стимулировала развитие новых идей и технологий, причем в Японии в гораздо большей степени, чем в Германии, – развитие, которое лишь в период мирного строительства дало необходимые всем плоды.

    Во время войны широкие крути населения были лишены мобильности и самостоятельности, что также оказалось благоприятным для восстановления страны. Крах в 1945 года был пережитым и – в существовавшей закостенелости – необходимым переломом для прорыва в современный мир широкой демократии. Уродливость общественно-политического развития, выразившуюся в упорном отстаивании регрессивных идей, в общественно-политическом карантине, имевшем место в обеих странах, и в ожидании того, что история застынет в «тысячелетних рейхах», первыми почувствовали на себе Япония и Германия с их националистическими тоталитарными режимами и подавлением собственных народов. Они ощутили это, прежде чем весь мир был вовлечен ими в последнюю большую войну, и такое ненормальное развитие было исправлено с помощью силы.

    Бернд МАРТИН 
    (Германия)
    Просмотров: 687 | Добавил: defaultNick | Теги: союз, ГЕРМАНО-ЯПОНСКИЙ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: